Кто-то знает, кто-то нет, но одной из моих самых-самых детских мечт было очень большое желание заниматься биатлоном. Не помню точно, как и почему, но сердце и душа простого мальчишки, только закончившего детский сад и начавшего ходить в школу, оказались напрочь покорены быстро стреляющими и легко бегущими по лыжне спортсменами и спортсменками. Телетрансляции биатлона тогда были редки, но они всё же были. И их просмотр великолепно дополнял чтение рассказов Аркадия Гайдара про смелых пионеров и стихов Самуила Маршака про отважных полярных лётчиков.

Мечты мечтами, но всё же в младшем школьном возрасте мне на биатлонные тренировки попасть не удалось. Несмотря на то, что место, где можно было заниматься биатлоном, я всё же смог разыскать, ездить одному через весь город почти с ж/д вокзала до спортивной школы на Магистральной родители меня не пускали, а посещать тренировки с бабушкой или дедушкой мне было стыдно. В 1998-2000 годах я ходил в секцию спортивного ориентирования к Болдыревой Алле Фёдоровне, и до поры до времени мысли о занятиях биатлоном ушли куда-то на дальний план.

Однако, искра любви к биатлону в душе тлела и не гасла. Пробуя себя во всевозможной направленности кружков и секций, от авиамоделирования до бокса, но при этом не пропуская ни одной биатлонной телетрансляции с начала 2000-х годов, в парках культуры и отдыха одним из моих любимых аттракционов был стрелковый тир, а на редких школьных лыжных уроках физкультуры я на несмазанных деревянных лыжах, перебирая быстро ногами и не понимая, для чего нужны палки, стабильно шёл в лидерах.

Время шло, и, в-общем, сложилось в итоге так, что в возрасте 16 лет, 1 сентября своего 11 класса сразу после школьной линейки я всё же приехал в спортшколу, пришёл в тренерскую и сказал, что очень хочу заниматься биатлоном. Сидящие там два тренера (один из них вроде был В. С. Анисимов, но это не 100 % точно) поинтересовались, чем я занимался раньше, на что я им с гордостью и на полном серьёзе ответил, что имею третий юношеский разряд по спортивному ориентированию. Тренеры посмотрели на меня, выдержали паузу, после чего один из них сказал, цитирую: «возможно, когда-нибудь для таких, как вы, у нас появятся коммерческие группы». Всей сути ситуации я тогда не очень понял, просто было как-то не так, и, вернувшись домой, разыскав телефон Аллы Фёдоровны, набрав и спросив, можно ли мне где-нибудь продолжить занятия спортивным ориентированием, узнал от неё телефон Вандышева Александра Кузьмича, кому сразу же позвонил, и уже через день, 3 сентября 2004 года, пришёл на первую тренировку.

Но это уже совсем другая история, а в итоге первый раз принять участие в биатлонных соревнованиях мне удалось совсем недавно, в октябре 2018 года, в Октябрьском, куда приехали вместе с Терентием.

Сейчас, общаясь в различных обстоятельствах с биатлонистами, более-менее получается узнавать ситуацию о том, как обстоят дела в виде спорта, с которым ориентировщики находятся вместе в одной спортивной школе. Междуусобные войны из-за проблем взаимопонимания людей, недостаток инвентаря и нерешённые вопросы по материально-технической части, нехватка финансирования, приоритет краткосрочных результатов перед долгосрочными, отток молодёжи либо в другие регионы, либо в никуда – примерно такие основные задачи подлежат решению в омском биатлоне. Чем-то похоже на ориентирование, чем-то нет.

Ради интереса я поискал и сравнил историю развития спортивного ориентирования и биатлона. Примерно до начала 20 века наши виды спорта шли очень похожими путями. С древних времён высоко ценились как искусство навигации, так и мастерство охоты. Затем, именно скандинавы провели и в одном виде, и в другом первые подобия спортивных состязаний как элемента военной подготовки, и к концу 19 века в связи с появлением как карт, так и винтовок более высокой точности, соревнования среди военнослужащих в скандинавских и балтийских странах стали регулярными.

Пути истории спортивного ориентирования и биатлона расходятся в первой четверти 20 века, когда биатлон получает путёвку на I Зимние Олимпийские Игры во французском Шамони, а ориентировщики сворачивают на тропу организации массовых соревнований. Интересен факт, что всего по всем видам спорта на первых зимних Играх в 1924 году участвовало 258 спортсменов, в то время как участников на первых соревнованиях по спортивному ориентированию в 1919 году было 220. Возможно, с тех пор и пошло, что развитие соревнований по биатлону идёт на привлечение большого числа зрителей, в отличие от соревнований по спортивному ориентированию, организаторы которых стараются привлечь большее число участников.

Впрочем, привлечение большого числа зрителей – это немаловажная составляющая спорта, находящегося в программе Олимпийских Игр. Может быть не все знают, но у спортивного ориентирования в этом вопросе довольно необычный статус – оно признано олимпийским ещё в 1977 году, однако ни разу не включалось в программу Игр (за исключением Олимпиады 1998 года в Нагано, где было демонстрационным видом спорта).

Статус Олимпийского вида спорта всё же придаёт спортивному ориентированию то, что в нашей стране существует весьма обширная сеть ориентировщицких спортивных школ. Сейчас вопрос не об их состоянии и перспективах, а констатация факта, что практически в каждом регионе России и стран бывшего СССР как минимум в одной ДЮСШ есть отделение спортивного ориентирования. Также более-менее проводились и сейчас всё равно продолжают проводиться научные исследования по вопросам подготовки спортсменов-ориентировщиков.

Но вернёмся к биатлону. Когда смотришь протоколы омских биатлонных стартов, в глаза бросается невысокое количество участников соревнований. Редкий случай, когда в возрастной группе больше 10 человек. Зато нередкий случай, когда общее количество участников на областных соревнованиях находится в районе 20 человек (!). И это при том, что на биатлонных соревнованиях нет стартового взноса. 🙂

Отчего же так мало народу? От биатлонистов слышатся разные мнения. Например, одно из них, это то, что в целях достижения высоких результатов спортсмену даются крайне высокие нагрузки. Да, результатов юниор в 14-15 лет достигает, но дальше возможностей организма уже не хватает выдерживать всё. Не выдержит – другой придёт. Типа как конвейер работает.

С этим очень взаимосвязано и то, что юный спортсмен начинает понимать, что и смысла заниматься дальше нет, так как, если он не показав высокий результат, не уйдёт в профессиональный спорт, то никому он уже не будет нужен. Группы МЖ-Б, как у ориентировщиков, в биатлоне нет.

Однако и у тех, кто по функциональному состоянию окажется готов к профессиональному спорту, тоже не всё так просто. Большие победы и известность в народе – серьёзное испытание для тех, кто выдержал тренировочные нагрузки. Мнение, выраженное селебрити, имеет большую ценность в пиаре чего-либо, политике и иных делах, когда спортсмен до конца может и не осознавать реального положении вещей и какая ему роль отведена в какой-нибудь межведомственной игре, которую её ведущие учились вести столько же времени, сколько шёл весь многолетний тренировочный процесс спортсмена с низа и до самых высот. А если вылетит – не беда, придёт следующий. Новые чемпионы крупных соревнований всё равно появляются. Тут вполне может быть аналогичный конвейер.

В спортивном ориентировании тренеры же бывают разные. Есть те, которые сильно «гоняют» детей, есть те, которые не очень. Встречались ситуации, когда юный ориентировщик переходил от одного тренера к другому, потому что либо хотел, чтобы его сильнее гоняли и гоняли, либо, наоборот, шёл за другим, от вкалывания к близкому душе коллективу.

В спортивном ориентировании, в отличие от биатлона, очень сильна любительская составляющая стартов. И это изначально было заложено в наш вид спорта. Причём, профессиональных спортсменов в полном смысле этого слова, в ориентировании сравнительно мало. Чемпионы мира по ориентированию работают на «обыкновенных» работах. Безусловно, призовая составляющая на крупных соревнованиях есть, и она имеет ценность, но по большей части это как некая приятная награда за то увлечение, которым ориентировщик может заниматься всю жизнь, не просто тренируясь, а в полной мере соревнуясь в различных возрастных группах. Крупнейшие российские многодневные соревнования по ориентированию собирают тысячи участников, крупнейшие мировые – десятки тысяч. Возраст самых старших ориентировщиков, регулярно продолжающих участвовать в соревнованиях, находится в районе ста лет, при этом на старты ориентировщики нередко выезжают всей семьёй, в которой каждый бежит в своей возрастной группе.

На областные соревнования по биатлону народ не выезжает семьями. Если родитель привозит на старт ребёнка, он сам не может пробежать дистанцию. Попытки создания любительского биатлона для всех возрастов есть в ряде регионов России, но всюду они так или иначе коммерциализированы, и в этом, на мой взгляд, их главный минус, потому что полноценных дружеских отношений товарно-денежным способом не построишь. В спортивном ориентировании дружат бесплатно.

А ещё тренерам по ориентированию удаётся сделать вот что: не сколько выжать из юного ориентировщика все его возможности в детском возрасте, сколько научить его любить сам процесс ориентирования, тренировок и соревнований – считать всё это неким мирком позитива, где свежий воздух, яркое солнце, тёплая компания и верные друзья. Поэтому те, кто остаются, за этим и выезжают на старт. Спортивное ориентирование за счёт сочетания физической и умственной составляющей даёт возможность тренироваться и совершенствоваться всю жизнь, поэтому вполне реальна ситуация, когда 60-летний спортсмен обгонит 18-летнего. Повторяй «харе…» Бегай ориентирование и будь счастлив.

Что станет с ориентированием в случае включения его в программу Олимпийских Игр? Вполне возможно, что весь этот мирок позитива разрушится, и в ориентирование придут вместе с государственной и спонсорской поддержкой и все отрицательные составляющие, необратимо повлияющими на чистоту, честность и взаимоуважение в нашем виде спорта. Так ли нужен ориентированию олимпийский статус? Или вполне достаточно и того, что в наличии сейчас: сеть спортивных школ, спортивные разряды-звания – всё это есть; соревнования всех уровней с, пожалуй, самым насыщенным среди всех видов спорта календарём. Чемпионаты России, Европы, Мира, Всемирные Игры, ведомственные спартакиады – для самых быстрых, и туристические старты с большими рюкзаками, по которым у большинства населения складывается мнение о нашем спорте.:-)

 

Ориентирование разносторонне и доступно абсолютно для всех вне зависимости от подготовки и возраста. А биатлон?

Кстати, в Омске есть и летние биатлонные соревнования. И они пока без стартового взноса. 😉 И допускают к участию всех желающих. Было бы желание.

P. S. Первая заметка спустя 5,5 лет!!! 😀

7 комментариев к сообщению: “Взгляд на биатлон сквозь красно-белую призму или почему нам лучше не быть олимпиониками — заметки Павла Пинягина”

  1. Татьяна Михайловна:

    С таким анализом заметка тянет на статью! С интересом прочитала.

  2. Stepina Elena:

    Статья несомненно интересная. А у меня на ситуацию немного другой взгляд. От самих биатлонистов слышала, что проблема отсутствия биатлона за чертой спортивной школы — это большая марока с оформлением и хранением оружия и содержанием стрельбища. Не так давно у даже у спортшколы забирали оружие(и на сколько я помню, проблемы с хранением и стрельбой у школы возникают периодически), а стрельбища и сейчас нет (по словам Я.Романовой), а бесплатные старты у них как раз потому, что соревнования организовывает спортшкола. Если бы ориентированию выделялись деньги, жилось бы нам гораздо веселее. На мой взгляд проблемы и у нас и у них (несмотря на финансирование) примерно одни и те же — никто не хочет заниматься организацией процесса, но это скорее веянее времени — из нас активно делают потребителей. И на мой взгляд, в любом случае, будет ли ориентирование или нет включено наконец-то в ОИ, у нас прогноз на выживание гораздо лучший: у нас есть своё сообщество (Паша правильно подметил) людей, не смотря ни на что, желающих заниматься этим чудесным видом спорта. Спасибо Паше за возможность подискутировать на интересную тему!

    • Pavel:

      говорят, что проблемы с оформлением оружия решаются пневматическим биатлоном, винтовки в котором не требуют разрешения, и где стрельбище можно сделать практически везде.

      • Pavel:

        Но на пневматику тоже почему-то народу мало приезжает, мы тогда с Терентием на самом насыщенном участниками соревновании были, получается

        • Stepina Elena:

          Так это и в других видах спорта проблема с массовостью:в лыжах для взрослых только ветеранский клуб Омич, сейчас вот ещё KV+ проводит соревнования; в лёгкой атлетике для взрослых любителей клубы бега, пожалуй вот бегунов побольше в общей массе (я могу ошибаться, но мне кажется, что они каждый сам по себе), просто массовых соревнований по бегу проводится побольше( так они либо сверху организованны, либо спонсорские, как таковой общей структуры у них нет, но точно утверждать не могу), велосипедисты взрослые только «Цепная реакция» из «взрослых любительских» пожалуй только футбол и то там то же все сами по себе: на предприятиях, в корпорациях. Любительского спорта как такового у нас нет, да и профессиональный развивается как раз те виды, которые олимпийские. Просто у нас вид спорта такой, что им могут заниматься люди любой физической кондиции и благодаря тому, что мы периодически живём большим коллективом в полевых условиях и нам есть что обсудить после соревнований. Об этом хорошо сказано в статье Казанцева С.А. «СО — как вид спортивной субкультуры»: «Такая субкультура притягивает к себе людей, которые в силу жизненных обстоятельств столкнулись с психологическими феноменами глобализации (страх перед жизнью, одиночество, скука, апатия). Здесь люди приобретают: смысл жизни – средство против страха перед ней, многочисленных друзей – средство против одиночества, цель жизни – средство против скуки, жизненную энергию и силу – средство против апатии.» Наличие или отсутствие финансирования (что напрямую в наше время зависит от того является ли вид спорта олимпийским) это палка о двух концах: вроде как есть что делить — больше подковёрных игр и разборок ( у нас и без денег умудряются делить что-нибудь: ту же славу, например), но и без денег выживать очень тяжело. Да и в конце концов, это ведь не от денег зависит, а от людей — от их порядочности. Верю, что наш вид спорта воспитывает по большей части порядочных людей. Опять же об этом в статье С.А. Казанцева.

  3. Stepina Elena:

    Вот сейчас написала и подумала: да есть и другой путь развития — спокойный междусобойчик, не касающийся проблем большого спорта. Зарабатывать деньги грантами, проведением соревнований, проведением всяких турслётов и т.п. (Кстати, Барнаул по этому принципу живёт).Только одна просто огромная проблема — работать у нас никто не хочет.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы добавить комментарий.